KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Фэнклуб

:

Колонка Василия Владимирского


<- Вернуться
Питер Уоттс. Научный метод, чудеса глубин и эксплуатация пыток 15.09.2014
Питер Уоттс. Научный метод, чудеса глубин и эксплуатация пыток

Новые заметки:
апрель
10.04 Александр Прокопович: «Мы работаем в самой конкурентной отрасли страны»
март
30.03 Лариса Бортникова: «Занудам, людям с аутичным спектром и мазохистам должно нравиться»
декабрь
18.12 Константин Фрумкин: «Фантасты, читайте нон-фикшн!»
октябрь
18.10 Олег Кожин: «Черные звезды отечественного хоррора только предстоит зажечь»
июнь
15.06 Антон Мухин (Владимир Ропшинов): «У книжек есть две основные категории покупателей: охранники и домохозяйки»
май
15.05 Николай Караев: «Для меня в принципе загадка, как формируется издательская политика»
апрель
18.04 Ольга Жакова: «Так называемый проект — приключенческая литература среднего и ниже среднего качества»
март
15.03 Юлия Галанина: «Книги публикуются совсем не потому, что у них безупречная композиция и отточенный стиль»
февраль
28.02 Антон Фарб: «Выход тут один — гигиена сознания»
15.02 Андрей Круз: «Буду пытаться выйти на американский рынок»

архив колонки:
0000
2007 март
2007 апрель
2007 октябрь
2007 ноябрь
2007 декабрь
2008 январь
2008 февраль
2008 март
2008 апрель
2008 май
2008 июнь
2008 июль
2008 август
2008 сентябрь
2008 октябрь
2008 ноябрь
2008 декабрь
2009 январь
2009 февраль
2009 март
2009 апрель
2009 май
2009 июнь
2009 июль
2009 август
2009 сентябрь
2009 октябрь
2009 ноябрь
2009 декабрь
2010 январь
2010 февраль
2010 март
2010 апрель
2010 май
2010 июнь
2010 июль
2010 август
2010 сентябрь
2010 октябрь
2010 ноябрь
2010 декабрь
2011 январь
2011 февраль
2011 март
2011 апрель
2011 май
2011 июнь
2011 июль
2011 август
2011 сентябрь
2011 октябрь
2011 ноябрь
2011 декабрь
2012 январь
2012 февраль
2012 март
2012 апрель
2012 май
2012 июнь
2012 июль
2012 август
2012 сентябрь
2012 октябрь
2012 ноябрь
2012 декабрь
2013 январь
2013 февраль
2013 март
2013 апрель
2013 май
2013 июнь
2013 июль
2013 август
2013 сентябрь
2013 октябрь
2013 ноябрь
2013 декабрь
2014 январь
2014 февраль
2014 март
2014 апрель
2014 май
2014 июнь
2014 сентябрь
2014 октябрь
2014 декабрь
2015 март
2015 апрель

Информация к размышлению:

Канадский писатель Питер Уоттс родился в 1958 году. По образованию гидробиолог, специалист по морским млекопитающим, получил степень магистра наук в университете Гуэлфа и докторскую степень в университете Британской Колумбии. Десять лет работал по специальности, автор ряда научных работ. В литературе дебютировал рассказом «Ниша» («A Niche») в 1990 году, первый роман «Морские звезды» («Starfish») выпустил в 1999-м. Помимо трилогии «Рифтеры», в которую входит эта книга, а так же двух десятков повестей и рассказов, известен как автор романа «Ложная слепота» («Blindsight», 2006), который и принес ему внезапный успех. «Ложная слепота» переиздавалась четыре раза и номинировалась на премии «Хьюго», «John W. Campbell», «Sunburst», «Локус» и «Аврора». В 2011 году новеллизировал компьютерную игру «Crysis 2», результатом чего стал роман «Crysis. Легион». Кроме того, на его книги как на источник вдохновения ссылаются создатели революционной компьютерной игры-шутера «Bioshock 2». Питер Уоттс — лауреат мемориальной премии Джона Кэмпбелла, премии имени Ширли Джексон, «Хьюго», японской премии Сэйун и других наград. Живет в Торонто (Канада). В августе 2014 года Питер Уоттс впервые посетил Россию и стал почетным гостем Петербургской фантастической ассамблеи, где было взято это интервью.

За неоценимую помощь в переводе выражаем благодарность Николаю Кудрявцеву.


— Питер, вы бывали в разных странах, на разных конвентах. Отличаются ли российские любители фантастики от из западных товарищей по увлечению?

— Большинство российских фэнов, с которыми я встречался, не такие пухлые — в Северной Америке любители фантастики гораздо более упитанные. Только, пожалуйста, не переводите это интервью на английский, обидятся. Ну а если серьезно, я мало что могу сказать о различиях: прямого контакта с российскими любителями фантастики практически не было из-за языкового барьера. В большинстве стран, куда я ездил, гораздо больше народу говорит по-английски. А здесь общение куда более фильтрованное.


— Почему как писатель вы обратились именно к фантастическому жанру, который не без основания считается легким, развлекательным, коммерчески ориентированным?

— Можно сказать, что идеи, которые мне интересны и которые я хотел бы донести до читателей, не слишком подходят для других жанров. Первый контакт с инопланетянами или неврологический аспект сознания — сюжет не для любовного романа или вестерна. Но в таком ответе есть скрытое кокетство: я, мол, занят настолько эпическими темами, что никакой другой жанр не может их вместить. Возможно, мне просто не хватает чисто ремесленных навыков, чтобы раскрыть темы, которые меня волнуют, не обращаясь к инструментарию научной фантастики. Но на самом деле правда в том, что это своего рода импринтинг. Я начал читать и полюбил научную фантастику еще в третьем классе, и тогда меня, конечно, не волновали какие-то эпические темы или нейрофилософия. По большому счету это детская эмоциональная привязанность к жанру, которая повлияла на дальнейший выбор. Как у утенка, который привязывается к первому попавшемуся движущемуся предмету — например, к резиновой игрушке на колесиках. А все остальное — пострационализация, подведение рациональной базы задним числом.


— Авторов НФ часто упрекают в том, что они перегружают свои книги наукообразными лекциями. Какие приемы вы используете, чтобы избежать менторского тона, сухости, наукообразия?

— Должен признать, что бы я ни делал, как бы ни старался, у меня не всегда получается избежать этого недостатка: увы, инфодампа в моих произведениях хватает. Один из трюков, которые я использую, чтобы с этим бороться, я называю torture porn, «эксплуатация пыток».

Например, в «Водовороте» есть сцена, где я должен был передать читателю кое-какую информацию о герое. Изначально я написал этот эпизод так: сидят два человека в комнате и перекидываются репликами. Это было скучно до ужаса, меня самого тошнило. В финальной версии разговор происходит во время деконтаминации, принудительного очищения организма от вируса. Герой находится в страшном помещении, он прикован, роботы залезли к нему, извините, в анус, они скребут ему кожу... А босс героя наблюдает за этим через прозрачную стену и у них происходит тот же самый профессиональный диалог. Но вместо информационного мусора у нас получается фактически допрос — и это в какой-то мере решает проблему поступления информации.

В другом произведении мне пришлось объяснять сложные биохимические теории, связанные с микроорганизмами. Повторилась та же история: сперва я сочинил эпизод, в котором герой сидит за микроскопом и в поте лица добывает необходимую по сюжету информацию. Получилась скука смертная. В финальной версии героя, который должен был выступить с научно-популярной лекцией, связывает и пытает социопат, сексуальный садист. Так как оба они биохимики, ученые, садист задает вопросы — и наказывает жертву, если та допускает ошибку. В результате у нас получается в принципе то же самое, но момент драматически обострен, и ты лучше усваиваешь информацию, которая обрела для героя жизненную важность.

Конечно, проделывая такие трюки надо понимать, что некоторое из читателей неизбежно сочтут тебя извращенцем, садистом и мизогинистом, который просто любит мучить женщин. Но такова жизнь.


— Существует мнение, что современная наука слишком сложна для обывателя, писателю неизбежно приходится что-то упрощать, а значит искажать. Доводилось ли вам наталкиваться на непроходимую стену, когда невозможно что-то без потерь перевести с языка науки на язык литературы?

— Звучит как очередное преувеличение: я настолько много знаю, что даже не могу донести это до вас, простые смертные. Не думаю, что я настолько велик. Я пишу книги, которые сам хотел бы прочитать. И если у меня у меня есть идея, которую я понимаю, то я просто по определению смогу объяснить ее читателю.

Не могу согласиться с фундаментальной предпосылкой вашего вопроса — предположением, что современная наука слишком сложна для понимания. Наука не сложна. Наука — это организованный здравый смысл, набор правил, предназначенных для того, чтобы понять, как что-то работает. Те факты о Вселенной, те открытия, которые совершают ученые — они порой действительно весьма сложны. Но в какой-то мере это и есть результат общеприменимости научного метода. Доказательство того, насколько наука мощна, насколько она эффективна. Наука дарит нам такие прозрения, которые с трудом умещаются в голове. Но инструменты, при помощи которых делаются эти открытия, просты и доступны. Именно поэтому я считаю, что «Ложная слепота» роман вполне прозрачный. Герои «Ложной слепоты» не просто читают друг другу лекции, посвященные каким-то смутным, непонятным концептам. Мы видим героев в процессе взаимодействия с инопланетным артефактом, в процессе открытия. Ничто не мешает читателю проследить за этим процессом и разобраться в выводах, к которым приходят персонажи. Вся необходимая информация на страницах романа дана. Если кто-то считает, что «Ложная слепота» слишком сложна для восприятия, это значит лишь одно: облажался я, автор. Нет никакого оправдания тому, кто пишет слишком сложно. Черт побери, у нас же есть Стивен Пинкер и Брайан Грин, которые сочиняют нон-фикшн, документальные книги — о структуре реальности, о параллельных мирах, о лингвистических принципах работы мозга... Пишут, основываясь на новейших достижениях современной науки. И их книги становятся бестселлерами. Значит, и об этом можно говорить на доступном языке. Может быть, просто я еще не достиг такого уровня. Что ж, есть к чему стремиться.


— В российской фантастике хватает заметных фигур из числа ученых-гидробиологов: писатели Мария Галина, Дмитрий Скирюк, издатель Денис Лобанов... Все они ваши коллеги. Связана ли профессиональная принадлежность с интересом к фантастике?

— Я бы не сказал, что три имени могут обозначить какой-то тренд. В конечном итоге, писателями стало гораздо больше физиков, чем гидробиологов. По своему опыту могу сказать, что погружаясь под воду ты испытываешь кристально-ясное чувство чуждости, инопланетности окружающей вселенной. Мир под водой может быть жутким, прекрасным, устрашающим и невероятно скучным, причем эти состояния сменяют друг друга мгновенно.

Я погружался в разных местах, от девственно чистых коралловых рифов до районов радиоактивных выбросов. Неважно, был ли этот опыт возвышенным или ужасающим — это всегда был опыт столкновения с другим миром. Я могу совершенно точно сказать, что моя собственная практика даже не морского биолога, а ныряльщика, дала мне совершенно явный, натуралистический опыт переживания инопланетного. Даже если ты не ныряешь, не погружаешься на глубину сам, а просто знаешь, какие там обитают существа, ты тоже можешь ощутить, сколько в мире разнообразия.


— Ваше экспертное мнение: каким из ныне существующих литературных жанров и направлений суждена долгая жизнь — как стимпанку или киберпанку?

— Я не знаю, насколько долгая жизнь ждет литературу как таковую, не станут ли истории, рассказанные писателями, прибежищем для своего рода литературных фетишистов, в то время как остальные люди уйдут в мир историй интерактивных. Так много текстов написано этими закорючками, этими иероглифами, за которыми читатель должен увидеть какие-то сцены, какие-то объекты, артефакты... Возможности компьютерной графики сделали этот способ передачи и раскрытия информации во многом устаревшим. Зачем пытаться заставить кого-то что-то вообразить, когда ты можешь ему это показать? В определенной мере проза и даже язык как таковой — архаизмы. Это своего рода компромисс для того, чтобы донести до собеседника нашу мысль — пока не появятся более продвинутые технические средства. Впрочем, я не чувствую себя достаточно компетентным, чтобы делать какие-то прогнозы о развитии моей профессии.

Что же касается конкретных жанров и направлений, то и тут я, боюсь, не обладаю достаточным опытом. Могу сказать с определенной степенью уверенности, что чем дальше, тем более эскапистской будет любая проза — чтобы нам было где спрятаться от нашей все ухудшающейся жизни. И, увы, в этом будущем я не вижу маркетологической ниши для книг Питера Уоттса.


— В заключение — пару слов о Петербургской фантастической ассамблее: впечатления, ощущения, пожелания, советы...

— Я видел не так уж много, побывал далеко не на всех мероприятиях. Одно могу сказать точно: мне нравится это место. Как вы знаете, как раз сейчас в Лондоне проходит «Ворлдкон». Там моя жена, все мои друзья и некоторые мои враги. Но я уже был в Лондоне и все видел, а в России я впервые. И с точки зрения финансов, и с точки зрения получения опыта было интереснее приехать на Ассамблею. Сейчас, уже побыв здесь, я с абсолютной уверенностью могу сказать, что ни в коей мере не жалею, что не посетил «Ворлдкон».

© Питер Уоттс, Василий Владимирский, 17.08.2014

Добавить комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

Уведомлять меня об ответах на мой комментарий
Ваш e-mail:
Введите код проверки:


обновить
 
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: