KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Фэнклуб

:

Колонка Василия Владимирского


<- Вернуться
Юлия Галанина: «Книги публикуются совсем не потому, что у них безупречная композиция и отточенный стиль» 15.03.2014
Юлия Галанина: «Книги публикуются совсем не потому, что у них безупречная композиция и отточенный стиль»

Новые заметки:
апрель
10.04 Александр Прокопович: «Мы работаем в самой конкурентной отрасли страны»
март
30.03 Лариса Бортникова: «Занудам, людям с аутичным спектром и мазохистам должно нравиться»
декабрь
18.12 Константин Фрумкин: «Фантасты, читайте нон-фикшн!»
октябрь
18.10 Олег Кожин: «Черные звезды отечественного хоррора только предстоит зажечь»
сентябрь
15.09 Питер Уоттс. Научный метод, чудеса глубин и эксплуатация пыток
июнь
15.06 Антон Мухин (Владимир Ропшинов): «У книжек есть две основные категории покупателей: охранники и домохозяйки»
май
15.05 Николай Караев: «Для меня в принципе загадка, как формируется издательская политика»
апрель
18.04 Ольга Жакова: «Так называемый проект — приключенческая литература среднего и ниже среднего качества»
февраль
28.02 Антон Фарб: «Выход тут один — гигиена сознания»
15.02 Андрей Круз: «Буду пытаться выйти на американский рынок»

архив колонки:
0000
2007 март
2007 апрель
2007 октябрь
2007 ноябрь
2007 декабрь
2008 январь
2008 февраль
2008 март
2008 апрель
2008 май
2008 июнь
2008 июль
2008 август
2008 сентябрь
2008 октябрь
2008 ноябрь
2008 декабрь
2009 январь
2009 февраль
2009 март
2009 апрель
2009 май
2009 июнь
2009 июль
2009 август
2009 сентябрь
2009 октябрь
2009 ноябрь
2009 декабрь
2010 январь
2010 февраль
2010 март
2010 апрель
2010 май
2010 июнь
2010 июль
2010 август
2010 сентябрь
2010 октябрь
2010 ноябрь
2010 декабрь
2011 январь
2011 февраль
2011 март
2011 апрель
2011 май
2011 июнь
2011 июль
2011 август
2011 сентябрь
2011 октябрь
2011 ноябрь
2011 декабрь
2012 январь
2012 февраль
2012 март
2012 апрель
2012 май
2012 июнь
2012 июль
2012 август
2012 сентябрь
2012 октябрь
2012 ноябрь
2012 декабрь
2013 январь
2013 февраль
2013 март
2013 апрель
2013 май
2013 июнь
2013 июль
2013 август
2013 сентябрь
2013 октябрь
2013 ноябрь
2013 декабрь
2014 январь
2014 февраль
2014 март
2014 апрель
2014 май
2014 июнь
2014 сентябрь
2014 октябрь
2014 декабрь
2015 март
2015 апрель

Информация к размышлению:

Писательница Юлия Галанина родилась 14 июня 1972 года в поселке Багдарин Баунтовского района республики Бурятия. Окончила исторический факультет Иркутского государственного университета по специальности «археология». Работала школьным учителем и сотрудником администрации посёлка Таксимо на севере Бурятии. Первая авторская книга «Неукротимая герцогиня» увидела свет в 2000 году. Известна как автор романов «От десятой луны до четвертой», «Да, та самая миледи», «Кузина», детских повестей «Трое из Города», «Лето как лето», «Приключения поваренка Бублика» и других произведений. Участвовала в мастер-классе Ника Перумова, в 2006 году заняла второе место в конкурсе издательства «Теза» на фестивале «Портал» как автор детских сказок. Лауреат международной премии «Еврокон-2006» как лучший молодой писатель-фантаст России. Живет в Иркутске.


— Юля, из-под вашего пера, помимо собственно фантастической прозы, вышло немало, условно говоря, «женских романов». Например, цикл с «говорящим» названием «Новая Анжелика» или самый свежий роман, «Принцесса лилий». На ваш взгляд, какие черты отличают «женскую» фантастику от всей остальной — и существуют ли такие вообще?

— Начнем с того, что «Принцесса лилий» — отнюдь не самый свежий мой роман, а четвертая книга этого самого цикла с говорящим издательским названием «Новая Анжелика», в девичестве обходившимся скромным «Аквитанки». Была трилогия, стала в итоге тетралогия. А самый свежий, новенький, классный — это «Княженика. Золото». Самый животрепещущий на данный момент.

Я искренне не знаю, отличают ли «женскую» фантастику от всей остальной какие-то специфические черты или все варятся в общем котле, всплывая в крутом кипятке тем или иным местом. Мне как-то все равно. Я читаю книги, которые мне интересны — а фантастический ли это боевик Генри Лайон Олди или «постапокалипсис в античном мире» Хаецкой непринципиально. Для меня это «Ойкумена» и «Лисипп». Книги, миры...

— Вы много пишете о Франции XV века — между тем у Иркутска, где вы сейчас живете, у Бурятии, где вы жили прежде, своя интереснейшая история, которая так и просится на страницы авантюрно-приключенческого романа. Местный фольклор, переплетение традиций шаманизма, буддизма, ислама и православия — это огромный пласт культуры!.. Причем писателями эти земли почти не разведаны — в отличии от галантной Франции. Не хотелось бы вам, археологу по образованию, взяться за разработку этой многообещающей темы?

— Оживившись: заказывайте, финансируйте — разработаю!

Написать не проблема, проблема как всегда — донести книгу до людей, которым она действительно нужна.

И если уж мы заговорили об Иркутске и Бурятии, то место действия в «Княженике» — поселок на северной оконечности Байкала, где я училась в школе. Граница двух регионов, с особой историей, с уникальной природой. Люблю север Байкала! Люблюнемогу.

А приключенческая составляющая книги базируется не на истоптанной вдоль и поперек галантной Франции, — на истории нашей родной страны, которая тоже дает богатый материал для всяческих авантюр и позволяет выстроить повествование с глубоким — не поверхностным — дыханием. Где открываются такие возможности, что у счастливого автора дух захватывает от осознания несметных богатств, сосредоточенных в его руках.

Но что-то не видно очереди издателей у моей двери, рвущихся опубликовать это многообещающее творение, в которое я вложила столько любви, сил и огня.

Рукопись была разослана в различные структуры в прошлом году. Столичные издательства молчат — что совершенно неудивительно и вполне предсказуемо. Крупный книжный холдинг «Клуб семейного досуга», который охотно печатал романы из жизни французских графинь, тоже отказался от рукописи, побоявшись, что целевой аудитории Клуба будет неинтересно читать о северной Бурятии и сложно — об истории Древней Руси двенадцатого века. А вот пятый роман о Франции они бы охотно добавили в коллекцию к остальным двадцати тысячам историй, выпущенным в последнее время, читательской интерес к этой теме не ослабевает.

Вот, собственно, и вся любовь, и фольклор, и переплетение традиций. А ведь там «Слово о полку Игореве» перечитано ничуть не менее лихо, чем «Три мушкетера». И это — начало большой истории.

Рукопись участвует в конкурсе издательства «Росмэн» и по условиям конкурса я не имею права выкладывать ее на платные электронные площадки. А на бесплатные — имею.

Поэтому чтобы не только счастливый автор получил удовольствие от «Княженики» в ее полном объеме, я выложила роман в сеть в совершенно открытый доступ. И не прогадала. На полумертвой страничке «Самиздата», на которую подписано двадцать восемь человек и которую я практически не посещала несколько лет, «Княженика» уже набрала тысячу четыреста просмотров — учитывая исходные условия, результат великолепный.

Роман уже зажил какой-то своей особой жизнью. Моя классная руководительница преподаватель русского языка и литературы Татьяна Николаевна Клеткина там у нас, в Нижнеангарске, принимала участие в конкурсе талантов всего региона, посвященном сорокалетию высадки на Байкале первых отрядов строителей Байкало-Амурской Магистрали. Огромный конкурс, большое событие для всего северного Байкала.

Со сцены она читала отрывки из «Княженики» — и получила награду! Да еще и рассказала, что книга доступна в сети, чтобы люди узнали, где ее можно прочитать. А я очень люблю, когда книги практическую пользу приносят.

— В романе «Да, та самая миледи» вы лихо переиграли гамбит, предложенный Александром Дюма. Не вы одна в последние годы перетасовывали эту колоду: Александр Бушков в «Д' Артаньяне, гвардейце кардинала» нашел юному гасконцу альтернативного работодателя, Даниэль Клугер в «Мушкетере» отследил иудейские корни Портоса... На ваш взгляд, где в таких постмодернистских играх лежит граница дозволенного, что можно делать с чужими героями, а что недопустимо ни в коем случае?

— Граница, наверное, проходит в каждом конкретном авторе. Который и определяет степень дозволенности той или иной игры. И в каждом конкретном читателе, принимающим либо отвергающим новую игру. Когда я писала роман «Да, та самая миледи» — то и не подозревала, что это называется красивым словом «постмодернизм». Миледи было жалко, хотелось как-то спасти. Надеюсь, удалось.

— У вас на счету несколько циклов повестей и романов. Существуют ли какие-то четкие правила, композиционные и стилистические принципы, которых на ваш взгляд следует придерживаться авторам, пишущим такие вот многотомные саги?

— Не знаю я! Единственный роман, который задуман как многотомная сага, со строгим использованием четких правил композиции и многократно опробованных на миллионных аудиториях приемах, работающих даже тогда, когда их в упор не видят люди, по ошибке считающие себя профессионалами — это все та же «Княженика», о которой речь шла выше. Которую, даже если замаячит мифическая возможность ее опубликовать, все равно, я думаю, постараются выпотрошить до гланд, убирая культурные пласты и прошлого, и настоящего.

Так что пишите, как бог на душу положит — книги публикуются совсем не потому, что у них безупречная композиция и отточенный стиль, а, скорее, вопреки.

Знание базовых принципов композиции еще никому не вредило, но и уповать на то, что ежели вы в своих произведениях придерживаетесь бескомпромиссных композиционных и стилистических принципов, это вас автоматически возвышает над остальными убогими и дает в руки волшебную палочку, управляющую людьми — не стоит.

— И в заключение — вопрос как к детскому писателю. Не секрет, что и у нас, и на западе литература для детей и подростков — единственный активно растущий сектор рынка. И у них, и у нас писатели-фантасты то и дело обращаются к этому жанру. Но если западные фантасты время от времени сочиняют весьма успешные в коммерческом плане подростковые книжки, то нашим как-то не везет. Даже «Ключ от королевства» Дяченко, даже «Недотепа» Лукьяненко бестселлерами не стали. Счастливые исключения вроде «Часодеев» Натальи Щербы погоды не делают. В чем тут загвоздка?

— Нет тут никакой загвоздки — есть отсутствие индустрии детского книгоиздания. Коммерческие бестселлеры — это не акт персонального героизма, а результат соединения нового текста и хорошо отлаженной структуры выпуска и продажи детских книг. Это только кажется, что «и у нас, и на западе...» — а на самом деле различия принципиальны.

У нас только-только пришло осознание, — когда рухнули остальные сегменты рынка и уже невозможно получать прежнюю прибыль, выпуская те же детективы и фантастику на рыхлой газетной бумажке с минимумом затрат, потому что ровно эти же буквы доступны совершенно бесплатно в Интернете, — вот только тогда пришло осознание, что в нынешней ситуации литература для детей и подростков «единственный активно растущий сектор рынка».

А до того незыблемой истиной нашего книгоиздания, которую мне повторяли на все лады в разных издательствах, цитирую: «Нет ничего убыточнее книг для детей и подростков (исключая разнообразные энциклопедии и обучающие материалы). Убыточнее детских книг — только стихи. И поэтому мы ваши произведения брать не будем, а будем перепечатывать детских классиков».

И я, и Наташа Щерба прекрасно помним одну дискуссию в ее Живом Журнале — перед тем, как «Росмэн» рискнул вывести на рынок «Часодеев» так, как полагается выводить детские книги, перед тем, как Книжный Клуб принял решение публиковать «Драконьи хроники», которые «От десятой луны до четвертой» в сегменте Yong Adult и худо-бедно продал двадцать шесть тысяч экземпляров первой и второй книги. Так вот, тогда один из самых лучших — и я серьезно говорю — профессионалов книжного дела объяснял Наташе, что литература для подростков, этот самый западный Yong Adult — в России сегмент убыточный по определению, потому производство книг для подростков дороже, там предъявляются особые технические требования к продукции, а спрос отсутствует, дети уже вовсю читают «взрослую» фантастику и фентези, которую в большом количестве поставляют издательства.

А ведь в этом плане очень показательна история Гарри Поттера. Бесконечно наивно полагать, что пресловутая западная киноиндустрия проснулась и занялась выпуском фильмов, когда «Гарри Поттер и философский камень» порвал книжный рынок, «ибо никто не будет вкладывать средства в темных лошадок».

Есть очень интересный арт-бук «Гарри Поттер. Мир волшебства. Рождение легенды» Боба Маккейба, переведенный и изданный «Росмэном», так там на первых страницах рассказывается, как крошечная кинокомпания Дэвида Хеймана трудолюбиво искала «потенциальные книги для киноадаптации, связываясь с десятками издательств и литературных агентов». И в конце 1996 года наткнулась на статью! в одном журнале! в которой говорилось о новом авторе и предстоящем выходе его, то есть ее, дебютной! книги. И с рукописью НЕОПУБЛИКОВАННОЙ! — публикация состоялась в конце 1997 года — книги началась работа. Ровно такая же, как и с другими рукописями. И тому моменту, когда книга завоевала читательские сердца, там и в киноиндустрии было все готово к производству фильма, гигант «Уозерс Бразерз» уже даже и деньги маленькой кинокомпании на съемки «Гарри Поттера» выделил, пусть и небольшие. А после оглушительного успеха книги в США, разумеется, и финансирование кинопроекта вышло на совершенно иной уровень. Вот вам исчерпывающая рецептура коммерческого успеха. Кропотливая подготовительная работа.

А у нас уже пять книг «Часодеев» стали абсолютными бестселлерами в России, доказав свой мощнейший коммерческий потенциал — и где наши фильмы? Это же не частный прокол, это системное положение «у нас». Зерно не может прорасти, если его кинуть на скалу и положиться на авось.

К счастью, детское книгоиздание сейчас, действительно, оживилось. И книги новых авторов стали появляться, и новые издательства. Мне очень нравится своим подходом к делу питерское издательство «Фордевинд» — я их книги заказываю прямо на издательском сайте и своему ребенку, и для подарков. Они созвучны моим представлениям о том, какими должны быть детские книжки, своим задором и отношением к жизни. Так что ничего невозможного нет.

© Юлия Галанина, Василий Владимирский, 15.03.2014

Добавить комментарий:

Ваше имя:
Комментарий:

Уведомлять меня об ответах на мой комментарий
Ваш e-mail:
Введите код проверки:


обновить
 
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: