KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Рецензии

<- Вернуться
Кристина Кудрякова. Земная красота перед простотой вечности5,00 (2) || 09.01.2015

Новые рецензии:
сентябрь
17.09 Местное время Василия Щепетнёва
август
05.08 Время цветения лотоса
02.08 ЛитРПГ навыворот
июль
15.07 Долгая счастливая жизнь
10.07 Фастфуд из меню Шекспира
июнь
01.06 Книга вымышленных людей
май
29.05 В джунглях дефолтных свопов
21.05 Почему получилось у Ли Куан Ю?
20.05 Стратегии общей игры
06.05 Веди, Вергилий, нас в свой делирий!
Рейтинг:
0 1 2 3 4 5
Валентин Курбатов. Пушкин на каждый день
Псков, 2014

«Мерная икона России», — так говорит о Пушкине псковский литературный критик Валентин Курбатов. И расшифровывает: «Он каждому из нас «по мерке». Бьются над этой загадкой, ставшей «нашим всем», уже полтора века сонмы пушкинистов и примкнувшие к ним любители от слова «любить». И говорят, и пишут, а — разгадать не в силах. Но и попытки почетны.

К сожалению, эту книгу вряд ли сыщете на столичных прилавках, поскольку издана она в родном городе Валентина Яковлевича, многопишущего, многознающего, многоразмышляющего, не теряющего за многие десятилетия своего литературного труда великой любви и жгучего интереса и к русской литературной классике и к русской литературной современности. А издаётся он то в Сибири, то в родном Пскове — вот и ищи ветра в поле! Пока не появится сам автор на очередном кино— или литфестивале и не вручит из рук в руки свою новую книгу, и не знаешь, что она уже вышла и живёт своей жизнью.

«Пушкин на каждый день» это не только о Пушкине. И даже более того — не только о писателях и писательстве. Здесь и художники не лишние — два прекрасных очерка об Оресте Кипренском (опять же, Пушкина писал!) и об интереснейшем советском книжном иллюстраторе Павле Бунине (разумеется, Пушкина иллюстрировал!). Непременно посмотрите его работы в сети, к сожалению, в книге их нет, как нет и работ Кипренского, которого тоже неплохо было бы иметь перед глазами, хоть портрет Пушкина давно стал хрестоматийным, не менее шишкинских мишек в сосновом бору.

А еще в этой книге вы найдёте размышления о болезненных духовных исканиях Льва Толстого с его последней предсмертной загадкой (для чего звал духовника наш гений, отлученный от церкви?), и о прозрениях – предостережениях Достоевского (по истеричным патологиям героев которого весь мир меряет русского человека), и о несправедливо отодвинутом во второй ряд русских классиков Николае Лескове, и о бесспорном нобелеате Иване Бунине, и о до сих пор малоизвестном широкой публике философе Пришвине, которого она больше знает едва ли не как полудетского писателя, певца природы, и обо всей блестящей петербургской плеяде Серебряного века. Имена, имена, имена… И все — не объекты холодного исследования для очередной диссертации, не отошедшие в пантеон тени, а собеседники, без которых у Курбатова дня не проходит, чтобы не поговорить с ними, не поспорить, не выяснить что-то насущное, необходимое именно нашему общему сегодняшнему дню!

В культуре, как и у Бога, все живы и все друг другу современники, а, может, и ровесники. И во всякой писательской и поэтической судьбе находит Курбатов особое движение постижения — мира, слова, космоса, Бога… Посмотрите, как он заканчивает эссе об Андрее Платонове: «Оказывается, каждая вера — страдание. И каждый искренний путь — крестный». И правило это неукоснительно работает при любом строе и при любой власти. Вот и Василий Макарович Шукшин вместе со своими чудиками страдал драмами времени, мучительно ища ответы на вечные вопросы. Это всё имена громкие. А вот костромичей Юрия Куранова и Вячеслава Шапошникова наверняка знают немногие, а Курбатов пишет о них с той же страстностью и вниманием, что и о великих, потому что в полотно русской словесности вплетены не только мощные нити её основы, но и масса других, тоже важных и необходимых прирастанию русского слова и русского самосознания. «Может, по московской поэзии и меряется высота культуры, — с горечью замечает Курбатов, — да зато по провинциальной нечто более важное — живая душа нации, её песенная генетика, её природный духовный запас, её «недра».

В книгах Курбатова вы не найдёте модных слов, кочующих по модным текстам, которые с лёгкостью сбиваются в вербальные блоки, а уж из них, наподобие конструктора Lego , запросто составляются вполне сносные статьи, востребованные определённым литературным сегментом. Он пишет простыми словами, но сколь богато и порой парадоксально при этом содержание! Вот в пушкинских очерках: «… форма — это одежда откровения, и она даётся по росту души, по готовности, по мере уничтожения самости художника и открытости его Божьей воле. Форма — это только иначе сказанное «да будет воля Твоя», это та же молитва Господня». Или: целостность «…и есть единственная тайна гения. В нём нет случайного и пустого: всё — жизнь, всё — Бог, всё — человек, всё — «время незабвенное», потому что «Всякий человек живёт в истории, а великий поэт — в истории и вечности разом». Курбатов пишет простыми словами не потому, что он неосведомлённый «простец», а потому, что изощрённый перфекционист, постоянно настаивающий на принципиальном стремлении к простоте: «…. не сформулируешь до последней простоты. А Бог — прост. Потому и непостижим. Постижимо только сложное». Вот так.

Книги Валентина Курбатова собеседовательны, что нынче не так часто встречается, и предельно питательны. Почитайте, если достанете, его замечательные дневники «Бегущая строка», изданные тоже в Пскове в 2012 году. Чутким своим глазом и слухом он вбирает весь мир, который раньше не стеснялись называть божьим, и в котором слово, как ни удивительно, не на последнем, но, может быть, вопреки профессии критика, порой и не на первом месте. Есть ведь еще и природа, молчащая для профанов и говорящая для понимающих. И о чем бы ни писал, о чем бы ни говорил, о чем бы ни размышлял Курбатов, всюду он ищет — и во многих своих поисках находит! — содружество, предначертанную сопряженность земной горизонтали и небесной вертикали. При этом перед нами не догматик, не зашоренный «свечкодуй», а европейски образованный, вдумчивый и уважительный собеседник, не теряющий и своего достоинства: спорьте со мной, ради бога, но только вот и это моё соображение имейте в виду. И вновь возвращается Курбатов к спасительному пушкинскому слову: «А настоящий народ — язык, сама поэзия. /… / И если кто и спасёт этот бедный народ, то это самое его слово, если он услышит его в первоначальной полноте, строгости и духовной силе».

Переворачиваешь последнюю страницу и понимаешь, что в этой книге не только Пушкин, но и каждое имя, включая самого автора — на каждый день. Вот такое наше великое русское счастье — всегда и на любой случай найдётся нам собеседник. Чего еще желать прикажете?


Оставлять комментарии через Disqs можно и без регистрации на сайте.
blog comments powered by Disqus
 
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: