KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

От автора: архив

:

Этери Чаландзия

От автора

Сергей Князев
Этери Чаландзия: книга ещё поживёт!
Леонид Парфенов

Давно известно: чем больше у человека сфер осуществления себя, тем более он успешен в каждой из этих сфер. Не всегда эта формула точно отвечает положению вещей, но вот человек, соответствующий ей абсолютно. Знакомьтесь: Этери Чаландзия, известный московский журналист, прозаик, киносценарист, главный редактор издательства «Альпина нон-фикшн», а с недавних пор еще и фотограф. Настоящая известность пришла к ней в середине девяностых после публикаций её остроумных колонок в «Cosmo», сотрудничала она также в журналах «Культ личностей», «Мезонин», «Другой», «Огонек», «Медведь», «Лица»… Потом последовали несколько романов и киносценариев. Большой резонанс вызвала самая известная её журналистская работа – книга бесед с главным раввином России Адольфом Шаевичем «Еврейский вопрос». Не так давно Этери представила в петербургских книжных магазинах книгу своих эссе «Стадия зеркала. Когда женщина знает, чего хочет», продолжающую своеобразную серию, начатую сборниками «Чего хочет женщина» и «Каблуки в кармане»»...

 

— Этери, можно ли сказать, что ваша книга соответствует модному ныне жанру «Let’s talk about sex»? Вспомним последние кинохиты «О чем говорят мужчины» и «Секс в большом городе», «гендерную» публицистику, популярную весьма…

— Если задаться целью поставить мою книгу на какую-то определённую полку, то, наверное, такая классификация оправдана. Все упомянутые вами произведения, да и моя книга — об отношениях. Об отношениях с другим полом, с самим собой, с миром. И, самое главное — о счастье и его поисках. Сегодня в обществе есть определенный запрос, психологи считают, что многие люди добились статуса, положения в обществе, заработали кучу денег, но по-прежнему спрашивают себя: а счастье-то где?

— Ваша аудитория — это люди, похожие на вас? Женщины вашего возраста, статуса, образа мыслей?

— Я тоже раньше так полагала, но оказывается, этой книгой интересуются и мужчины…

— Подтверждаю…

— И дамы почтенного возраста. Я, откровенно говоря, не рассчитывала на внимание столь разнообразной аудитории, но вот — многие с интересом читают «Стадию зеркала», передают своим дочкам и внучкам с наставлениями ознакомиться!

— Сегодня многие писатели «выстраивают» свою карьеру писателя, будто осуществляя бизнес-план. Дескать, к этому году, я напишу роман про то-то и то-то, объем такой-то, тираж такой-то, я должен получить за него такие-то премии… А в следующем году я должен сделать сборник рассказов... Вам такое свойственно?

— Конечно, какой-то генеральный план-прикидка у меня есть, но часто вмешиваются внешние обстоятельства. Скажем, планируешь написать роман, а тебе звонят и предлагают сделать сценарий для телевидения. Приходится «прикидывать» все по новой.

— Для вас принципиальна разница между работой журналиста и писателя?

— Конечно. Журналиста ноги кормят. Это экстравертивный образ жизни, надо быть на плаву, на виду, много успевать. А когда садишься за стол, условно говоря, на полгода, год, по крайней мере, эмоционально совершенно выпадаешь из нормальной жизни. Любой большой текст как воронка, в которую тебя засасывает. Хотя есть примеры удивительных голов, которым удается сочетать все на свете и ещё стихи прекрасные писать. Посмотрите на Дмитрия Быкова.

— Одна из самых заметных ваших журналистских работ последнего времени — многими отмеченный «Еврейский вопрос. Беседы с главным раввином России»…

— Эта книга моя большая гордость и удача. Мой собеседник и соавтор, главный раввин России Адольф Соломонович Шаевич — уникальный человек, мудрый, терпеливый, толерантный к чужим несовершенствам, с прекрасным чувством юмора. Мы хотели в доступной форме рассказать об иудаизме, об основах, традициях, праздниках, исторических коллизиях, анекдоты еврейские вспомнить. Когда книга вышла, и я обнаружила, что ее с интересом читают, в том числе и люди бесконечно далекие от иудаизма, я поняла, что у нас получилось.

— На чтение современной литературы время остается?

— Конечно, я благодарный и неутомимый читатель. Из зарубежных авторов в последнее время на меня большое впечатление произвел «Поток» американского психолога Михая Чиксентмихайя, мы недавно выпустили эту книгу в нашем издательстве. Отечественные фавориты — Улицкая, Рубина, Быков, Прилепин, Пелевин, Сорокин.

— Ваше увлечение фотографией помогает писательству или это конкурентные вещи?

— Шизофрении нет — фотограф и писатель живут в мире и согласии, но, если литературные занятия меня, так или иначе, кормят, то про фотографию я этого сказать не могу. И потом, фотограф — это не гордый обладатель серии более или менее удачных снимков, это образ жизни. В этом смысле Грег дю Туа, Тим Хетерингтон (к сожалению, ныне покойный), Энни Лейбовиц — фотографы.
У меня был период, когда я практически жила в театре, снимала спектакль за спектаклем, потом часами просиживала в студии, обрабатывала снимки. Я как в кроличью нору провалилась в параллельный мир. Опыт незабываемый. Позже, когда появился роман «Архитектор снов», мне самой было не вполне понятно, то ли мой интерес к фотографии спровоцировал такой текст, то ли увлекшись характерами героев, я еще больше полюбила свою фотокамеру.

— Вы не чувствуете себя осколком тонущей цивилизации? Книжный рынок умирает, тиражи книг падают, народ уходит в интернет и ридеры…

— Я не вижу, чтобы этот рынок умирал. Конечно, какие-то книжные жанры в эпоху интернета изжили себя и вряд ли возродятся: словари, скажем, многотомные энциклопедии. Но слухи о смерти книги, как говорится, сильно преувеличены. В конце концов, так всегда было: с появлением кино говорили, что умрет театр, с появлением ТВ — что кончилось кино. И театр, и кино, как видим, вполне здравствуют. Кроме того, «альтернативные» книжные носители это часто дань моде, а мода скоротечна. Для многих важен визуальный контакт с текстом и даже тактильные ощущения от соприкосновения с книгой. Так что обычная книга, как мы ее знаем, думаю, еще поживет.


 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: