KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Фанткритик: рецензии

<- Вернуться
N: 65 Дом, разделенный в себеРейтинг: 0,00 (0) || Опубликовано: 28.04.2016

Другие рецензии:
05.05.16 Повторение — мать учения, или О некоторых вещах лучше не забывать
28.04.16 Dance, dance, dance
28.04.16 Хрупкость
28.04.16 Неинтеллектуальный бестселлер
24.04.16 В музее все спокойно
24.04.16 Вдали от торфяных болот
24.04.16 Маска, я тебя… знаю?
24.04.16 Мёртвый груз
24.04.16 О малых народцах, о древних богах и прочих предивных вещах и делах
24.04.16 Tertium (non) datur, или Нужен ли Дозорам Будда?

архив:
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008

Вне конкурса

Мишель Уэльбек. Покорность  
М.: Издательство АСТ: CORPUS, 2016

7 января 2015 года двое фанатиков-исламистов учинили бойню в редакции журнала «Шарли Эбдо». Это событие открыло новую страницу в европейской истории, обозначив иную реальность, в которой, уже как год, живет Старый Свет. После было многое: и споры вокруг карикатур, и обсуждение свободы слова, как краеугольной европейской ценности, и грандиозный марш республики, и карандаш, дарующий свободу, и нашествие сотен тысяч мигрантов, и успех Национального Фронта, и общее объединение французских политических сил под лозунгом: «Не пустим Ле Пен!», и новые — еще более кровавые теракты — в Париже и Брюсселе, и Европа, застывшая в растерянности, страхе и ожидании: на улицах какого города через пару месяцев прольется новая кровь, и Европа, отчаянно пытающаяся найти выход из тупика миграционной политики и мультикультурных ценностей.

По стечению обстоятельств, 7 января вышел новый роман «Покорность» Мишеля Уэльбека. Для любого творца важно оказаться в нужное время в нужном месте, ударить по актуальным и болевым точкам сегодняшнего общества: сделать произведение событием года.

С этой стороны, лучшей даты — да не прозвучит кощунственно, хотя для «Шарли Эбдо» такого понятия не существует — для выхода «Покорности» нельзя и придумать. Роман мгновенно стал бестселлером в европейских странах. В Германии первый тираж в 100 000 экземпляров был зарезервирован ещё до появления в печати, а три переиздания (только за этот год!) составили 175 000.

Европе не раз предрекали гибель от «новых варваров». Еще в 1968 году Джон Пауэлл произнес речь «Реки крови» об опасностях неконтролируемой миграции. Сегодня этот текст, как «Отче наш», заучивают все европейские крайне правые. В 1973 году Жан Распай поразил Европу повестью «Стан Святых»: история «Армады Последнего Шансы» — флотилии мигрантов из Калькутты, которые высадившись на юге Франции, принимаются разбойничать, грабить и насиловать. «Стан Святых» в 70-е имел оглушительный успех. Можно вспомнить, и Елену Чудинову с «Собором Парижской Богоматери». Но этот роман о Франции покоренной, роман отчаяние, где зимми уже потеряли шанс на победу, где им остается лишь совершить последнюю отчаянную жертву.

В «Покорности» Уэльбек представляет новый художественный взгляд на проблему, которая давно мучает умы интеллектуалов всего мира.

Композиционно книгу можно разделать на три части.

Первая — жизнь Франсуа.

Главный герой романа — типичный персонаж современной французской прозы: сытый — до урчания в животе — обыватель, абсолютно эгоистичный, самовлюбленный, атомизированный человек в эпоху наивысшего развития общества потребления. Жизнь Франсуа это — еда, выпивка, секс. Правда в ней еще есть работа в Новой Сорбонне, где Франсуа числится одним из самых уважаемых преподавателей, но на самом деле работа — способ познакомиться с симпатичными студентками, которых Франсуа меняет как перчатки. Еще есть любовь, к Мириам, но любовь полностью плотская, поэтому она быстро исчезает, когда Мириам бежит с родителями в Израиль, опасаясь еврейских погромов после прихода к власти исламистов. Еще есть родители, с которыми Франсуа уже давно потерял почти все контакты, и они вновь возникают лишь после смерти матери и отца, вместе с причитающимся наследством. Есть дело жизни — изучение творчества Гюисмана: в этом вопросе Франсуа признанный дока.

Уэльбек не случайно делает главного героя специалистом по Гюисману. Жорис-Карл — писатель европейского буржуазного декадентства конца 19 века. Франсуа такой же буржуазный декадент и, подобно аристократу дез Эссенту — главному герою романа «Наоборот» — испытывает отвращение к окружающему миру и придается различным удовольствиям.

Вторая часть книги — духовный кризис Франсуа на фоне политической борьбы, в результате которой к власти приходит лидер партии «Мусульманское братство», умеренный исламист Мохаммед бен Аббес.

Обращаясь к произведениям и биографии Гюисмана, Франсуа пытается найти ответы на терзающие душевные муки. По примеру Жориса-Карла, отправляется в аббатство Лигюже, где писатель пережил духовное перерождение и обратился к католичеству. Но в исполнении Франсуа эта попытка терпит неудачу: главный герой не может избавиться от дискомфорта, причиняемое запретом на курение.

Ранее, находясь в деревне Рокамадур, Франсуа заходит в часовню Богоматери, где попадает на публичные чтения Франсуа Пеги. На какой-то миг стихи современника Гюисмана вроде бы пробуждают в Фрасуа какое-то высокое чувство: « Я вот чувствовал, что готов погибнуть, но не то чтобы за свою землю, я был готов погибнуть в широком смысле слова, короче, я пребывал в странном состоянии », потом Франсуа понимает, что просто проголодался.

Главный герой, как и декаденты Гюисмана, изничтожил в себе все высокие чувства и мотивации. Единственное что придает смысл его существованию: поиск удовольствия — в еде или сексе ( Мой член, по сути, являлся единственным органом, всегда отзывавшимся в моем сознании не болью, а наслаждением. Скромных размеров, но крепкий, он всегда верно служил мне.) Но по ходу повествования и это перестает приносить удовлетворение. Теряет смысл и изучение Гюисмана, ибо все уже изучено, все написано, и даже работа над двутомником писателя доставляет лишь мучения. Уэльбек последовательно обрывает нити (секс, Мириам, родители, Гюисман), связывающие Франсуа с прежним миром, подготавливая героя к переходу к новой жизни с новой религией.

В третья части Франсуа адаптируется к реальности новой Франции, принимая ислам.

Уэльбек известен антиисламскими высказываниями, и «Покорность» изначально пытались записать в литературу, разжигающую всевозможную рознь. Но роман построен так, что Уэльбек избегает прямых нападок на ислам (как делает Чудинова в «Соборе парижской богоматери» или сам Уэльбек в «Платформе»). Мусульманство, и принявшие ислам, в «Покорности» изображается саркастически. Франсуа несколько раз снимает проституток из арабских стран, те, достаточно спокойно, продают свое тело, занимаясь анальным и лесбийским сексом, и Аллах им не мешает. А новоявленные мусульмане спокойно ведут беседы под шашлычок и коньячок.

Любопытна история, как к исламу приходит новый ректор Сорбонны Редигер. Многие годы Редигер — поклонник Ницше и Шопенгауэра — ищет пути выхода из кризиса французского общества, которое еще с конца 19 века последовательно идет к распаду и гибели. Редигер пытается найти лекарство в католичестве, но одно событие переворачивает его жизнь: 13 марта 2013 года Ридигер узнает, что любимый брюссельский бар «Метрополь» закрывается. И сознание Ридигера ломается: Как это? Не выпить пива и не поесть любимых пирожков? Все! Европе –кирдык! Пойду приму ислам! Ридигер идет в мечеть и обретает новую веру.

Смех да и только!

Название ( Soumission ) переведено как «покорность», но Soumission — это и «подчинение», «капитуляция». В этом слове Soumission вся соль романа Уэльбека: все главные персонажи (Франсуа, Ридиггер, Таннер) добровольно покоряются, капитулируют. Каждый находит оправдание своей капитуляции.

Франсуа, оставаясь все тем же гедонистом, получает в Новой Сорбонне огромную зарплату, нескольких молоденьких жен (полигамия — единственное что его интересует в методичке «Десять вопросов об исламе»), а значит можно существовать вполне комфортно и при новом порядке. Для этого лишь нужно принять ислам? Какой пустяк. Что ислам, что католичество. Франсуа все равно ни во что уже не верит.

Сотрудник спецслужб Ален Таннер видит в бен Аббесе лидера Новой Европы, Еврабии, новой Римской империи, способной выйти на лидирующие позиции в мире.

Ридиггер — его прототипом, скорее всего, был Рене Генон — видит в исламе спасение Европы от неминуемой смерти и забвения.

Все эти герои капитулируют. Капитулирует и вся Франция: в день второго тура президентских выборов Франсуа, бегущий из Парижа, не замечает на дорогах ни одной машины, будто все умерли. Нет. Просто французы попрятались по норам-квартирам, покорно ожидая исхода.

Ведь «ислам» в переводе с арабского означает «покорность», «подчинение».

Но какова реалистичность такого прогноза?

С одной стороны, французы в 1940 году послушно подняли ручки, сдавшись на милость Гитлеру. Движение «Сопротивление» было далеко от масштабов партизанской войны в СССР или Югославии, да и весомую роль в нем играли испанские мигранты.

С другой стороны, Франция — страна революций, бунтов. И представляется весьма сомнительным, что французы эмансипированные, в большОй степени атеистичные в один момент покорно склонят головы: женщины облачатся в паранджи, забудут о правах, а мужчины станут совершать намаз по пять раз в день.

В январе 2015 года на Марш Республики вышли сотни тысяч французов, и все они были Je suis Charlie , и все они готовы были защитить европейскую Францию.

И получается, в своем пессимизме, Уэльбек, написавший, возможно, главный роман этого года, роман великолепно написанный; роман острополитический, сатирический, колкий; роман, который не только легко читать, но и хочеться перечитывать, подчеркивая карандашом удачные фразы; роман, в котором каждая фраза, действие, образ на своем месте и работает на заложенную автором идею; роман, бьющий европейское общество по самым неудобным и больным местам, вот здесь-то, в своем пессимизме, Уэльбек оказался неправ.

Оставлять комментарии через Disqs можно и без регистрации на сайте.
blog comments powered by Disqus
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: