KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Фанткритик: рецензии

<- Вернуться
N: 62 Неинтеллектуальный бестселлер Рейтинг: 0,00 (0) || Опубликовано: 28.04.2016

Другие рецензии:
05.05.16 Повторение — мать учения, или О некоторых вещах лучше не забывать
28.04.16 Дом, разделенный в себе
28.04.16 Dance, dance, dance
28.04.16 Хрупкость
24.04.16 В музее все спокойно
24.04.16 Вдали от торфяных болот
24.04.16 Маска, я тебя… знаю?
24.04.16 Мёртвый груз
24.04.16 О малых народцах, о древних богах и прочих предивных вещах и делах
24.04.16 Tertium (non) datur, или Нужен ли Дозорам Будда?

архив:
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008

Номинация: Рецензия

Кристофер Мур. Венецианский аспид
М.: Эксмо, 2015

«Венецианский аспид» Кристофера Мура является ничем иным, как постмодернистской склейкой шекспировских пьес «Отелло» и «Венецианский купец» с рассказом «Бочонок амонтильядо» Эдгара По. При этом общего в упомянутых произведениях лишь место действия — Венеция.

Смысл чтения постмодернистских текстов — в радости внезапного узнавания принадлежащих классику слов. Данного эффекта часто добиваются, склеивая текст из произведений культовых, входящих в школьную программу, и потому досконально знакомых каждому гражданину. Однако большинству отечественных читателей Шекспир известен в переводах и ровно в той степени, в какой необходимо знание зарубежной классики. Вследствие этого узнавание не происходит. В самом деле, знаменитый критический очерк Льва Толстого о Шекспире имеет большее значение для русского читателя, чем сам Шекспир.

В послесловии автор признаётся, что сам уже не вспомнит всех мест, где слово в слово повторял за классиком. Понятно, что переводчик разглядел и отметил циферками примечаний самые очевидные из цитат. Оставшиеся неопознанными видоизменились в процессе перевода. Тем не менее, каждая третья страница глубоко пустила корни примечаний с указанием первоисточника. Однако регулярное обращение в «подвал» страницы вредит вдумчивому чтению, да и в принципе является профанацией жанра, ведь по замыслу читатель должен сам угадывать источник.

Роман изобилует нецензурной лексикой. Ямбы продолжительных цитат Шекспира и парафразы из него перемежаются непристойной руганью. Причём неуклюжей, совершенно обессмысленной — все эти слова используется автором как слова-паразиты. К сожалению, Кристофер Мур не обладает усидчивостью Умберто Эко, чтобы разыскать аутентичные старинные проклятия и ругательства для украшения речи персонажей. Как сапожники здесь ругаются даже прекрасные девы. Но кого автор хотел шокировать? Кокетничающих интеллектуалов, которые с прихихиком зажимают рот, услыхав обмолвку явившегося на вызов сантехника? И до чего же тривиальный подход к решению задачи возбуждения читательских эмоций! Разве бесконечными каламбурами, остротами и бранью смешат, а не ситуациями? И разве не темами следует пугать?

Возможно, на языке оригинала ругательства звучат не столь вульгарно из-за разницы в менталитете, который единственно и производит выявленные и задокументированные филологами типы бранной лексики. Тогда почему переводчик не адаптировал ругань к русской обсценно-экспрессивной лексической системе? Почему не подобрал адекватные, то есть смягчённые выражения? Зачем было прибегать к подобному накалу современного мата, когда словарь Даля переполнен забытыми, и потому мнимо нейтральными ругательными словечками? Неужели на потребу тем, кто возбуждается при виде пятнающей книжные страницы матерной ругани? Или в расчёт были приняты коммерческие соображения, будто бы пометка возрастного ограничения на обложке улучшает продажи издания?

Автор рецензии далёк от того чтобы укорять беллетристов, эксплуатирующих классическую литературу. Мангой по «Преступлению и наказанию» его не испугать. Но всякое переосмысление обязано быть изящным. Римлянин Авсоний собирал длиннейшие центоны из полустиший Вергилия изящно. «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Тома Стоппарда сконструированы изумительно тонко. Проделанное Кристофером Муром простое «выворачивание»: Антонио — негодяй, а ростовщик Шейлок — несчастный человек, притесняемый по «пятой графе», — кому-нибудь может показаться профанацией на фоне остальной постмодернистской литературы.

Кстати, упомянутый Авсоний скептически оценивал свои экзерсисы: « центоны… не требуют ничего, кроме памятливости ». А вот «склейку» Кристофера Мура нам представляют как «интеллектуальный бестселлер» (во всяком случае, такое название носит серия, в которой издан «Венецианский аспид»), что выглядит несколько самонадеянно.

При всём многообразии книга Кристофера Мура несёт практическую пользу. Можно надеяться, что какой-нибудь юный читатель, прельстившийся «интеллектуальным бестселлером», озаботится после чтения вопросом: «А что там, в первоисточнике?»

Оставлять комментарии через Disqs можно и без регистрации на сайте.
blog comments powered by Disqus
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: