KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
Вы находитесь на старой версии сайта, которая перестала обновляться 1.09.2016. Здесь хранятся архивные материалы. Актуальный сайт Книжной ярмарки здесь-->>
 
> МЫ В СОЦСЕТЯХ
RSS
> КАЛЕНДАРЬ
Актуальное расписание мастер-классов, встреч и презентаций -->>
 
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Детская литература:

1.Бренифье, О.
Что такое я?
2.Вестли, А.-К.
Папа, мама, бабушка и восемь детей в Дании
3.Кеннет, Г.
Ветер в ивах
Посмотреть комментарии

Художественная литература:

1.Аверин, Н.
Метро 2033: Крым 3. Пепел империй
2.Третьякова, Л.
Память сердца
3.Шмитт, Э.
Эликсир любви. Если начать сначала
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Чойжинимаева, С.
Тибетские рецепты здоровья и долголетия
2.Фрай, С.
Дури еще хватает
3.Барбер, Б.
Рисуем на коленке натюрморт
Посмотреть комментарии
 

Журнал «Питерbook»

:

Фанткритик: рецензии

<- Вернуться
N: 61 В музее все спокойноРейтинг: 0,00 (0) || Опубликовано: 24.04.2016

Другие рецензии:
05.05.16 Повторение — мать учения, или О некоторых вещах лучше не забывать
28.04.16 Дом, разделенный в себе
28.04.16 Dance, dance, dance
28.04.16 Хрупкость
28.04.16 Неинтеллектуальный бестселлер
24.04.16 Вдали от торфяных болот
24.04.16 Маска, я тебя… знаю?
24.04.16 Мёртвый груз
24.04.16 О малых народцах, о древних богах и прочих предивных вещах и делах
24.04.16 Tertium (non) datur, или Нужен ли Дозорам Будда?

архив:
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008

Номинация: рецензия

Хавьер Сьерра. Хозяин музея Прадо и пророческие картины
М.: АСТ, 2015

Как в современной театральной критике с легкой руки немецкого театроведа Ханса-Тиса Лемана несколько лет назад появился термин «постдраматический театр» (от наименования произведшего фурор труда Лемана «Postdramatisches Theater»), так и в литературе после всех одно время модных, а теперь уже приевшихся и ставших банальностью «постов-» — постмодернизма и даже пост-постмодернизма — можно уже говорить о появлении «постлитературы» — по отношению к текстам, которые лишь номинально принадлежат области литературы.

Здесь ни в коем случае не идет речь о текстах, дурно написанных или не обладающих художественными достоинствами, — даже в этом случае они все равно будут относиться к литературе. А вот постлитературные всего лишь мимикрируют под принадлежность к ней — кто-то удачно, кто-то нет — как богомол, притаившись на ветке, прикидывается сочным зеленым листком.

Таким же богомолом в ожидании зазевавшейся мошки-читателя оказывается и книга «Хозяин музея Прадо и пророческие картины» Хавьера Сьерра. В этом романе, который вроде бы силится казаться раскидистым деревом, отчетливо слышится какое-то странное иновидовое жужжание — и при обращении к биографии автора становится ясно, что «это жжж неспроста» и что это вообще за «жжж».

Хавьер Серра — не только и не сколько писатель. По основному роду деятельности он журналист, редактор, теле- и радио-ведущий — и все издания, к которым он в той или иной степени прилагает руку, посвящены криптоистории и древним мистериям. Так что «Хозяин музея Прадо» (так кратко и неброско по сравнению с русским переводом называется этот роман в оригинале) — всего лишь окололитературное изложение некоторых тем его лекций, статей и программ.

Эта книга смоделирована по классическим канонам античного диалога — нарратив с минимумом действий. Герой встречает некоего таинственного персонажа, который и вводит его с места в карьер в курс дела — в историю и теорию тайного знания. Оказывается, в музее Прадо, куда ни плюнь, чуть ли каждая картина — ребус, в котором зашифровано ТАКОЕ… Оглушенный этим ТАКИМ герой бродит за таинственным незнакомцем по залам, продолжая внимать гипнотически затянутым разглагольствованиям про Великие Тайны Знаменитых Художников и Единственно Верное… в общем, продолжите по вкусу, не забывая каждое Слово Начинать С Заглавной Буквы. Вот, в общем, и весь сюжет.

За рамками этих бесед — а точнее, лекций, поскольку вовлеченность героя тут минимальна, в основном его вялые поддакивания и последующие рефлексии — действия практически что и нет. Подобие интриги появляется лишь где-то в последней четверти книги — и то, для того, чтобы хоть как-то завершить эту историю. Завершается, она, кстати, весьма забавно: «но в день, когда я был готов расспросить его обо всем, этот человек не пришел, поэтому если вы его где-то видели, сообщите мне». Ищут пожарные, ищут милиция, да.

Но при всей сюжетной нелепости, в этом финале — в рамках данной формы моделирования текста — есть своя логика. И это отнюдь не «По правде говоря, я завел моего героя (или героиню) в такое безвыходное и запутанное положение, что сам не знаю, как теперь с ним (или с нею) быть, а поэтому умываю руки и предоставляю ему (или ей) самостоятельно отыскать выход или оставаться в том же положении» Марка Твена из его «Средневекового романа». О нет, здесь есть четкий расчет — подобным призывом к читателю, равно как и упоминанием связи этих событий с собственной библиографией, Сьерра создает видимость документального текста. Можно сказать, что это своеобразное приглашение к игре — литературной, исторической и искусствоведческой.

Несмотря на то, что подобные игры всегда были популярны — возникнув в рамках алхимической традиции, искусство расшифровки культурных текстов бередило души многих авторов — вторую жизнь, теперь уже в массовой культуре, оно получило с легкой руки Дэна Брауна и серии его романов, самым знаковым из которых стал «Код да Винчи». И поэтому неудивительно, что первая же ассоциация, которая напрашивается при прочтении «Хозяина музея Прадо», связана именно с книгами Брауна. Тут и место действия — известный музей, и объекты исследования — великие произведения искусства, да и сам предмет, вокруг которого весь сыр-бор — элемент(ы) христианской религиозной традиции…

Но на этом все сходство с «Кодом да Винчи» заканчивается. Равно как и иллюзорная принадлежность «Хозяина Прадо» к культурологической игре.

Для игры нужно поле, фигуры, правила — и игроки. Персонажи «Хозяина Прадо» абсолютно неравноправны по вовлеченности в сюжет, правил игры не существует — здесь нет даже перекидывания мяча «вопрос-ответ», только броски в одну сторону «ответ» — и поля как такового нет.

Роман не только герменевтичен, но и герметичен — действие практически не выходит за границы нескольких залов музея Прадо (пара сцен в парке, монастыре и в квартире главного героя настолько декорационно неявны, что их можно и не рассматривать).

Да и составляющие его основу лекции предельно разрознены. У них нет единого центра, четкого вектора, их собственного священного Грааля, к которому бы они медленно, но верно приводили. Это набор рассуждений и Внезапных Открытий про те или иные картины — о том, что было два Иисуса, о копье Лонгина, о том же Граале — но они связаны между собой так слабо, что без потери смысла можно выкинуть любое из звеньев. Если книги Дэна Брауна — при всем уважении к умелой маркетинговой политике и правильному распределению акцентов для определенной целевой аудитории — ширпотребная поделка из материалов, из которых сшиты костюмы Фуко и Перес-Реверте, то книга Сьерра — халатик, пошитый из лоскутков, которые остались после пошивочного комбината Брауна.

Работы Сьерра популярны преимущественно в Испании и странах Латинской Америки — что и не удивительно, ведь большинство его исследований базируется на католическом материале. Русскоязычная аудитория — не целевая дли Сьерры. Ну разве может впечатлить людей, которые помнят кыштымского карлика Алешеньку и прочее мракобесие девяностых, история существования на самом деле двух Иисусов? Особенно плана «в храм вошли два мальчика, потом один стал внезапно очень умным, а второй вскорости умер».

В итоге в данном случае роман выглядит как рекламный буклет музея Прадо. Большой, красивый буклет, вызывающий желание пристально рассмотреть картины, о которых идет речь. Дань уважения, оммаж, неплохое умственное упражнение. «Помогите Даше, то есть Хавьеру, найти на этой картине то, что чем мы тут говорим».

И вот тут-то текст и приобретает совершенно иное значение.

Роман Сьерра становится любопытным с точки зрения изучения механизма того, как моделируются подобные «откровения», на каких штампах базируется современная масскультурная псевдогерменевтическая традиция и с какими образами она играет и заигрывает.

Да и кроме того, при всей своей несостоятельности как литературное произведение (и сомнительности как произведение научно-популярное), «Хозяин музея Прадо» может стать образцом для целого под-жанра постлитературы. Ведь как Жак Можено создал «Казус Послера» («L'affaire Dussaert») — монопьесу-мистификацию, которая должна читаться в галереях и музеях, и в виде лекции повествует о некоем (на самом деле не существовавшем) художнике, до самого конца держа зрителей в неведении — так и Хавьер Сьерра предлагает, по сути дела, форму для весьма любопытного эксперимента:

Взять известную — может быть, ставшую даже попсовой — картину, и проинтерпретировать в ней каждую деталь, проинтерпретировать неумолимо, логично и безжалостно, заставив читателей вглядываться, возмущаться, негодовать, поражаться и верить — но потом в финале превратить все в абсолютный, но при этом все так же неумолимо логичный, абсурд, как в мистификации Сергея Курехина «Ленин — гриб».

Вот это уже будет культурной игрой — где, чтобы стать победителем, читателю нужно не дать себя обмануть.

Я бы лично согласилась на пару-тройку раундов.

А вы?

 

P.S.

Но черт возьми, как же захотелось купить каталог музея Прадо!

Оставлять комментарии через Disqs можно и без регистрации на сайте.
blog comments powered by Disqus
 
> НОВИНКИ
: Юрий Яковлев. Семеро солдатиков : Эрже. Приключение Тинтина. Акулы красного моря : Диппер и Мэйбл. Сокровища пиратов времени : В.В. Корнилов. Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта : Константин Образцов. Культ : Салли Грин. Половинный код. Тот кто умрет : Микаэль Катц Крефельд. Пропавший : Сара Викс. Да будет так

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: